gazta.ru

Популярная наука

Содержание


 Главная
     Знания предков
          часть 7

Знания предков

Б.А. Фролов

Часть 7

К примеру, числа и счет алеутов в их родном языке, по наблюдениям Вениаминова, превосходили 10 000 (это число, кстати, — предел в языках коренных жителей островов Океании, и он же долгое время оставался непреодолимым для математиков Древнего Китая и Древней Греции), тогда как в эскимосском языке — вначале показалось исследователям — вообще нет чисел, больших 10. На самом деле туземцы разных частей света, как правило, отнюдь не стремились к бесполезному, с их точки зрения, пересказу познавательного опыта своих предков чужестранцам, неожиданно появлявшимся в их краях и ранее вовсе не интересовавшимся их местными традициями.

Лишь проникнув в тонкости языка и культуры эскимосов, удалось достоверно установить, что они применяли числительные до 100. И все же разница весьма значительная (в 100 раз) в диапазоне числовых обозначений у эскимосов и алеутов, хотя в их культуре и образе жизни было много общего — основу хозяйства тех и других составлял морской зверобойный промысел, да и жили они в сходных экологических условиях. Скорее всего некогда общий для двух этносов уровень владения счетом и числом, сохранившийся у эскимосов (вместе с аналогами палеолитического искусства, выполненными из бивня мамонта, формой жилищ и т. п.), значительно возрос у алеутов в связи с процессами разложения у них первобытнообщинного строя и активизацией торговых и других отношений с соседями.

Изучая коренных жителей Новой Гвинеи — папуасов, Н. Н. Миклухо-Маклай предложил им такую арифметическую задачу: вычислить срок, когда вернется за ним корвет «Витязь». Обычно счет у папуаса ограничивался количеством свиней в его стаде («больше свиней не бывает», — говорили они). Однако, учитывая важность предстоящего события, папуасы объединились для группового счета по двум разрядам чисел (единицам и десяткам), преодолели «индивидуальные барьеры» счета и успешно его выполнили.

Коллективное творчество жителей Новой Гвинеи отдаленно напоминает методику брэйншторминга (мозговой атаки), применяемую сегодня учеными для совместного решения особо сложных проблем. В подобных аналогиях, пожалуй, ничего неожиданного нет, ведь процесс научного творчества, по существу, никогда не терял своей коллективной внутренней природы. В современных условиях интенсификации работ над крупными научными программами эта исконная коллективная мотивация научного труда лишь приобрела более четкие, зримые очертания.

Опыт каждого индивида продуктивно использовали при групповом решении важных проблем папуасы Новой Гвинеи, аборигены Арктики и коренные жители Южной Африки (племена банту). Жившие в разных частях света, разобщенные этнически люди, таким образом, самостоятельно культивировали познавательный опыт своих предков.

Он был ценен не только как запас определенных сведений, в нем заключались универсальные для различных групп человечества способы творческого развития традиционного знания при встрече с непредвиденными, новыми проблемными ситуациями. В противном случае трудно убедительно объяснить целый ряд явлений первобытной культуры: сравнительно быструю (по общеисторическим масштабам) адаптацию к жизни на островах океанийцев — выходцев с материка, где и закладывались основы их культуры, или переход к морскому промыслу у алеутских и эскимосских зверобоев, чьи предки — охотники на мамонтов и северных оленей — жили в континентальных глубинах северной части Азии.


<<<     >>>